Все записи автора Hyperchemist

Великое алхимическое делание (изготовление философского камня)

Франсуа Жолливе-Кастелло Великое Алхимическое делание

ВВЕДЕНИЕ

Алхимия, процветавшая в древнем Египте, в Халдее, стране жрецов и магов, еще усерднее изучаемая в Александрийской школе, подверглась осуждению и была изгнана вместе с Тайными Науками. Их постигло одновременное проклятие и с тех пор она укрылась за символы, харнимая в тайне мистическими и оккультными братствами. Гностики, тамплиеры, Алхимики, Розенкрейцеры – охраняли и преемственно передавали традиции Алхимии в средние века, эпоху возрождения, вплоть до настоящего времени. Теперь Алхимия восстанавливается, подобно другим отраслям Герметизма, и может быть, успешнее их. Будучи научно обоснована, она привлекает наиболее выдающиеся умы, что подтверждают факты имеющие промышленное значение. Тифферо, Стриндберг, Эменс и Брайс – фабрикуют золото. Нео-алхимия утверждается наряду с Традиционной Алхимией и готовится слиться с нею. Попытаемся дать набросок всего спагирического искусства: посмотрим, что такое Великое Делание, Философский камень и сделаем практические выводы.

I.Что такое Алхимия

Алхимия, по словам Парацельса, есть наука о превращении одних металлов в другие. Роджер Бэкон говорит: «Алхимия есть наука, которая учит приготовлять известные средства или эликсир, сообщающий несовершенным металлам совершенство, при соединении с ними». Эти два определения великолепны, и мы увидим, что современные работы подтверждают их в самой основе. Говоря коротко и положительно – Алхимия есть искусство усовершенствования тел, превращая их одно в другое и синтетического их фабрикования. Сверх-химия должна заменить химию. Но эти определения касаются самой грубой части Алхимии, ибо Алхимия есть нечто высшее и лучшее, нежели искусство фабриковать драгоценные металлы; она тесно связана с Герметизмом и оккультными науками, составляя важный отдел их; ее тайны заимствованы у Каббалы, Магии, Астрологии, и из нее зарождается Спагирическая Медицина, ибо Оккультизм вдохновляется совершенным единством мироздания. Совокупность оккультного знания приводит к единству, пользуясь, между прочим, богатым в своих конечных выводах законом аналогии. Таким образом, Алхимия, взятая во всем ее обширном объеме, есть одна из отраслей Герметизма, касающаяся в особенности физического плана природы, изучающая материю, ее строение, ее возникновение, эволюцию и превращения. Древняя наука магов открыла задачу энергии и атома, показав тождество субстанции, поляризованной в виде силы и материи, которые переходят одна в другую, через посредство эволюции и инволюции, вдыхания и выдыхании мировой жизни[1]. В течение долгих веков Алхимия более или менее затемняется, следуя духу времени остается единой и преследует ту же научную цель: абсолютное единство живой материи, доказанное с помощью синтеза тел и металлов, происходящих из одного и того-же атома и составленных из разных комбинаций атомов между собою, что позволяет взаимно превращать молекулы, изменяя комбинацию атомов. Итак, Алхимия давала и дает средства фабриковать наиболее драгоценные тела, в особенности золото, польза которого известна адепту, знающему благодетельное целебное влияние его на организм, и его значение  синтетической точки зрения. Золото, элемент весьма совершенный, — стоит на вершине металлического ряда, следовательно, его фабрикация ведет к усовершенствованию предшествующих ему металлов.

            В настоящее время, как мы увидим дальше, Алхимия дает те же результаты. Но так как герметические знания не расточаются и Адепты редки, то наряду с традиционной Алхимией образовалась экспериментальная Алхимия, пытающаяся получить золото и серебро экзотерическими, лабораторными приемами. Это есть Неоалхимия, торжество которой наступит тогда, когда она сольется с Традиционной Алхимией, единственной обладательницей совершенных формул и рецептов для Великого Делания с помощью Философского камня. Этой попытке посвящается деятельность Французского Алхимического Общества и журнала «Гиперхимия – Алхимическая роза» — этот журнал служит связью между прошедшим и будущим. Традиционная Алхимия – одна остается привилегией Адептов. Нужно открыть абсолют, по словам учителей, чтобы обладать ключами к ней. Знать, хотеть, сметь, молчать – резюмирует всякое посвящение, как магическое, так и алхимическое. Поэтому не нужно удивляться тому, что мы даем здесь общие принципы, позволяющие понимать древних писателей, сложный символизм которых темен. Термины, употребляемые ими, часто являются синонимами или символами. Алхимики основывали свои знания на кватернере элементов и на тернере активных состояний тел. Отсюда вытекали операции Великого делания. В кватернере заключались: Огонь, Воздух, Вода, Земля; в тернере – Сера, Ртуть, Соль. Но алхимики не подозревали под этими терминами обыкновенные элементы или тела и ни в коем случае предполагали означать ими отдельные тела.

            Они рассматривали эти четыре элемента как различные состояния материи, поэтому они говорили о четырех составных элементах всякой вещи. Действительно элементы, происшедшие из единой субстанции, единой материи, символизируют ея видоизменения, часичные формы, возникшия благодаря распределению вихрей и эфирных атомов, и обладают главными качествами своих символов. Так Вода есть символ жидкого, Земля соответствует твердому состоянию, Воздух газообразному и Огонь еще более тонкому, например, лучистому состоянию материи.

            Так как эти элементы представляют состояния, в которых материя нам представляется, то было вполне логично утверждать (и утверждение это сохранило силу до настоящего времени), что элементы являются составной частью вселенной. Для Алхимиков слова: сухой, влажный, холодный, горячий – означали: твердая материя, жидкая материя, гаообразная материя и летучая материя. К четырем элементам часто прибавлялось пятое состояние, известное под именем «квинтэссенция». Квинтэссенцию можно приравнять к эфиру современных физиков. Оккультные существенные качества принадлежат ей, подобно тому, как естественная теплота принадлежит огню, разреженность воздуху и т.д. По учению алхимиков, элементы превращаются один в другой. Например, Огонь действует на Воду, при помощи Воздуха, на Землю посредством Воды, Воздух служит пищей для Огня, а Вода питает землю. Из их совокупности возникают сложные тела вселенной. Эти правила подтверждаются каждый день: Вода превращается в пар (Воздух), когда ее подогревают. Твердые тела переходят в раствор под действием растворителя и Огня и т.п.

            Вторичные принципы: Сера, Ртуть, Соль, образуют великую алхимическую троицу. По мнению алхимиков, у материи существуют два различных принципа: Сера и Ртуть, соединение которых в различных пропорциях дает бесчмсленные химические сочетания. Третий принцип – Соль или Мышьяк – служить звеном между двумя предшествующими и уравновешивает их. Сера, Ртуть И Соль, если их рассматривать в их сущности, только отвлеченности, служащия для обозначения сосокупностис войств, но происходи из первичной материи,Сера, Ртуть и Соль, с практической сторогны, являются, так сказать, воплощением элементов; их комбинация в теле изменяется и один из принципов преобладает над другими. Они составляют, в состоянии кажущегося разделения, соответственную Квинтэссенцию тел.

            Сера – символизирует центральный жар, внутреннее деятельное начало, светлую дущу вещей. В «огненном» состоянии она заключает в себе «Огонь», стремящийся выйти наружу. В металле Сера представляет видимые свойства: свет, горючесть, твердость, способность воздействовать на другие металлы.

            Ртуть – символизирует в отвлечении всемирную колебательную силу, звучащий флюид, пассивное и конечное начало вещей. В «водном» состоянии она заключает в себе «Воду» и «Воздух», стремящиеся войти внутрь. В металле «Ртуть» представляет оккультные или скрытые свойства: блеск, летучесть, плавкость и ковкость. Это центробежное и центростемительное движение, + и – Серы и Ртути находит свое равновесие в неподвижном принципе или Соли.

            Соль – есть сгущение Серы и Ртути, ощутимый неизменный вид тела, вместилище энергии или субстанция, в собственном смысле слова. В «весовом» состоянии она соответствует «Земле».

            Но возможно ли с химической точки зрения связать эти термины с современными теориями? Я думаю, что да, ибо, как мы выше видели, Сера и Ртуть могли ввобще соответствовать (как это указано в превосходной брошюре «Алхимическая идея») коренным основаниям Химии. Действительно «коренные основания» суть только атомы или группы атомов, способные переходить из одного соединения в другое, путем двойного разложения. Коренные основания простые и сложные могут быть выделены, но, однако, на самом деле их никто никогда не видел и не осязал, в полном смысле этого слова, так как химические реакции известны по их результатам, комбинациям и продуктам. Точно так же дело обстоит с Серой и Ртутью. Они в совершенстве олицетворяют простые и сложные коренные основания. Эта аналогия позволяет нам понять происхождение и строение металлов и металлоидов, образованных соединением в различных степеняхСеры и Ртути, как этому учили алхимики. Коренные основания Сера и Ртуть, переходя из одного состояния в другое, приносят новую сосокупность своих свойств и дают начало телу, соответственно своим активным и господствующим началам.

            Эти два принципа, Сера и Ртуть, будучи разделены в недрах земли, притягиваются непрерывно один к другому и под влиянием земного огня соединяются в различных пропорциях для образования металлов и минералов. Но сообразно с чистотою слиянию, степенью его, его продолжительностью и различными обстоятельствами, вытекающими из этого слияния, образуются более или менее совершенные металлы или минералы. Одна только разница в степени подогревания и растворения Серы и Ртути производит различие в металлической породе, говорит Альберт Великий,- и в этих немногих словах заключена вся превосходная теория алхимиков о происхождении металлов[2].

            Резюмируя сказанное, мы можем определить Серу и Ртуть алхимиков, как основные начала первичной мировой материи, начала, которыя составляют основания всех металлов и минералов.

[1] Сила становится материей (инволюция) и материя делается силой (эволюция) благодаря движению. Этот цикл выходит из единства и к нему возвращается, ибо в этом единстве совершается его движение.

[2] «Некоторые утверждают, что Танг-Ша (сернистая ртуть), вследствие поглощения паров Зеленого Янь (мужской принцип, свет, теплота, деятельность) порождает минерал – Конг-Ше, который по прошествии двухсот лет делается натуральной «Киноварью». С тех пор женщина делается беременною.»

«По прошествии трехсот лет эта Киноварь превращается в Свинец. Этот Свинец через двести лет становится Серебром и, наконец, по истечении того же промежутка времени (200 лет), подвергшись воздействию Ци (жизненный дух, астрал), Тахо (великое согласие (?)) становится Золотом». (Китайская энциклопедия). Но, прибавляет японский комментатор, — это мнение ошибочно. «Сера Свинца порождает Серебро». «Сера есть начало металлов». (Китайская энциклопедия). Для посвященных эти заметки представляют предмет для размышления, а мы, со своей стороны, посоветуем сблизить их с нашими личными комментариями.

Белая лилия, нимфея, ненуфар — свойства.

лилия водяная
Нимфея

Вот как описывает ее знаменитый английский медик и астролог Николас Калпеппер в своей работе The Complete Herbal

«ВОДНАЯ ЛИЛИЯ

    Из них есть два принципиально отмеченных вида, а именно с белыми и желтыми цветами.

    Описание : Белая Лилия имеет очень большие и толстые темно-зеленые листья, лежащие на воде, которые держат длинные и толстые ноги-стебли, которые исходят из большого, толстого, круглого, и длинного бугристого черного корня губчатого или пустого, с множеством выступов на нем, корни сии зеленые снаружи, но белы, как снег, содержащие подводные ряды  длинных и довольно толстых и узких листьев, мельче и тоньше, чем ближе к центрух, охватывая головку со многими желтыми нитями в середине; где, после того, как они отцветут, появляются круглые подобные Маку головки, полные широких маслянистых и горьких семян.

    Желтый вид мало чем отличается от предыдущего, за исключением только того, что у него меньше листьев на цветках, больше крупных сияющих семян, и беловатый корень, как внутри, так и снаружи. Корень обоих несколько сладкий во вкусе.

    Место: они встречаются в больших бассейнах и стоячих водах, а иногда и в медленных бегущих реках и меньших канавах воды, в разных местах этой земли.

    Время: они цветут чаще всего около конца мая, и их семя созревает в августе.

    Управление и добродетели: трава находится под Владычеством Луны, и поэтому охлаждается и увлажняется, как первая. Листья и цветы водяных лилий, несколько холодны и влажны, но корни и семена холодны и сухи; листья охлажадют все воспаления, как наружный, так и внутренний жар лихорадки; и действуют также же цветы, либо в сиропе или консервированные; сироп помогает много, чтобы обеспечить покой в мозгу лихорадочным персонам, путем охлаждения головного жара. Семя так же, как корень эффективны для того чтобы останавливать потоки крови или гуморов, обоюдно при ранах или во чреве; но корни больше всего должны быть использованы, и эффективно охладить, связать, и задержать все потоки в мужчине или женщине. Корень также очень хорош для тех, чья моча горячая и острая, чтобы сей корень отварили в вине и воде, а отвар пили. Дистиллированная вода цветков очень эффективна для всех заболеваний вышесказанных, и внутренне принятая, и внешне приложенная; и много рекомендуется для того чтобы принять прочь веснушки, пятна, загар, и morphew с лица, или других частей тела. Масло, сделанное из цветов, как и масло роз, выгодно используется для охлаждения горячих опухолей, а также для облегчения болей и помощи язвам».

На Руси это творившее чудеса растение именовали и водяным прострелом, и русалочьим цветом, и водяной лилией, и кувшинкой, как и сейчас его называют. Оно же белая лилия. Русалочьим цветом одолень-траву называли потому, что, по другому поверью, она превращалась ночью в прекрасную русалку. Отсюда пошло и еще одно ее название — нимфея. В народе также ходило поверье о том, что на листьях и в цветках кувшинки живут нимфы и маленькие эльфы, которые используют их как лодочки.
Авиценна лечил настойкой корня растения опухоли селезенки, а листьями и семенами помогали при язвах на теле. Использовались отвары кувшинки и для лечения судорог, и для избавления от зубной боли

Описание из «Гербарий Аnулея Плtатоника, который он получил
от кентавра Хирона, учителя Ахилла, и от Эскулапа Апулей»
у греков оно называется нимфея, а также нимфея крылатая, каккабос, лотометра, андрогин, водовыводящая, гераклова, арнеон, италийцы называют его нимфея.
1. Для страдающих дизентерией
Дают выпить растертое с вином семя кувшинки.
Также ее корень очищать и давать есть больному дизентерией
на протяжении десяти дней. Также, если
будет дан сок с терпким вином, это сковывает понос.
🙂Диоскорид: Кувшинка [нимфеЯ] произрастает в стоячих водах, отсюда
она и получила имя; У нее черный и мягкий стебель и лИСТЬЯ, подобные траве киб0РИИ, которые нахоДЯТСЯ
отчасти над водой; выпускает бледный цветок; Плоды Толстые, Плотные и Глинистые по ощущениям, а кореНЬ имеет древесный, черный и СИлЬНО сужающийся к концу. Есть, кроме того, другой вид, рождающийся в реке Пений, цвeтоK которого черен, а корень

Космический человек

В античной традиции астрологическая идея о соотнесенности частей человеческого тела с семью планетами древних раскрывается у Птолемея следующим образом:
Луна «управляет» вкусом, желудком, маткой;
Меркурий — языком, желчью;
Венера — обонянием, печенью, «шишкой ясновидения» (шишковидной железой);
Солнце — глазами, мозгом, сердцем, нервами и всеми главными органами;
Марс — левым ухом, почками, венами, тестикулами;
Юпитер — осязанием, легкими, артериями, семенем;
Сатурн — правым ухом, мочевым пузырем, флегмой, костями.

 Изображения зодиакального человека (человек-микрокосм) получили широкое распространение в Европе с конца XIV века в рукописных церковных книгах и медицинских трактатах, в качестве пособий для врачевателей. Руководствуясь этими схемами, средневековые врачеватели ставили своим пациентам диагнозы, назначали лечение и проводили процедуры. На иллюстрации в подобной схеме части тела человека и его внутренние органы соединены (стрелками) со знаками Зодиака следующим образом:
Овен — голова и лицо.
Телец — шея и уши.
Близнецы — плечи и руки.
Рак— грудная клетка.
Лев— сердце и спина.
Дева — кишечник.
Весы — поясница и почки.
Скорпион — половые органы.
Стрелец — бедра.
Козерог — колени.
Водолей — голени.
Рыбы — лодыжки и ступни.
Началу года соответствует верх человеческого тела (Овен — за головой).
Концу — низ (Рыбы — в ногах).

Закон астрологических сигнатур

Что вверху, то и внизу» основной принцип из Изумрудной скрижали определяет тождество Макрокосма и Микрокосма, из которого следует закон сигнатур. Говоря проще,звездам и планетам соответствуют вещи земные — травы, органы человека, минералы и т.д. Это и есть связующее звено Астрологии, Алхимии и Магии. Растительная Спагирия тому не исключение, как ответвлению Алхимии.

Как сказал Парацельс «Внутренний (звездный) человек создан из того же Limbus’a, что и Макрокосм, и потому способен разделять мудрость его и знания».

«Развитие всех земных существ происходит под астральным влиянием через посредство астрального флюида, аналогично нервному, а скорость развития зависит от количества флюида, в нем участвующего.

Таким образом, растение, подвергаясь во время своего роста разнообразным астральным влияниям (в зависимости от планет), будет претерпевать ряд изменений, ввиду чего и свойства его окажутся весьма различными, в зависимости от того, в какой момент (под каким влиянием) оно будет сорвано.

Следовательно, в конце концов все земные существа находятся постоянно под влиянием специальной силы, которую мы назовем Природой и Судьбой.

Эта сила действует на организмы через посредство излучений светил астрального света, который является, таким образом, универсальным посредником (лошадью) мироздания. Каждый организм индивидуализирует часть этого астрального света, который, конденсируясь в его нервных центрах, делается астральным телом этого организма и вырабатывает его материальные формы.

Качество астрального света зависит от многих причин и, между прочим, от положения, занимаемого Землей в пространстве в момент усвоения организмом астрального света и переработки его в астральное тело.

А так как физическое тело есть только видимое проявление астрального тела, то, изучая его формы, мы можем определить качества астрального тела, а по ним судить, под преимущественным влиянием каких планет происходило его формирование.

Каждый организм оказывается отмеченным знаком одного или двух светил, и понимание этих знаков или «сигнатур» настолько важно для магов, что изучение их выделено в специальную отрасль — «чтение астральных знаков».

«Название «астрология» произошло от слова astra, откуда «астрал» — выделение «астр» (звезд), соединенное влияние которых составляет то, что мы привыкли называть силами природы.
Они налагают отпечатки — «Сигнатуры» Парацельса, изучаемые у человека двумя самостоятельными науками физиогномикой и хиромантией, и заключающие признаки того количества благоприятного или враждебного влияния каждой планеты, которое данное существо или вещество (всех трех царств) магическипривлекает на себя, и которое выражается в его судьбе или свойствах».

«По утверждению Парацельса, выздоровление должно совершаться при помощи улучшения жизненного начала (архея). Его система врачевания основана на том факте, что каждая планета оказывает преимущественное влияние на соответственную породу минерального и растительного царства, а с другой строны — на известные органы и члены человеческого тела.
Собранные в надлежащее время, в точности определяемое астрологией, эти минералы и растения («арканумы» Парацельса), будучи введены в организм, привлекают своим присутствие благоприятное влияние этой планеты, то есть изменяют состав астрального тела в необходимой для организма пропорции».

Медицинская спагирия

Спаги́рия (греч., от spao — «извлекаю» и ageiro — «собираю»)  это искусство получения медицинских препаратов с помощью алхимических методов. Явлется   только частным применением алхимических знаний о способах получения из материи трех начал: серы, ртути и соли для использования в медицинских целях. Спагирическими методами возможно приготовление препаратов  из Трех Царств – Минерального, Растительного и Животного. Спагирические эссенции, соли и тинктуры абсолютно безвредны (при разумном применении) , без побочных эффектов и не мешают любым другим методам лечения, которые пациент может использовать одновременно.
Этот способ приготовления дает эссенции энергетическую составляющую в некотором роде аналогично гомеопатии. Основное различие между гомеопатией и Спагирической медициной заключается в том, что процесс подготовки обоих средств является различным. Гомеопатия усиливает потенциал препарата путем последовательных разведений (разбавлений) и энергичного встряхивания; в Спагирии сила препарата увеличивается через специальные отработанные веками процессы процесс, а не разведения.

Три первичных алхимических свойства и их соотношения в спагирическом препарате таковы:
• Меркурий = водные элементы, представляющие сущности жизни растения, крепкий спиртовой экстракт растения является носителем жизни суть.
• Соль = земной элемент, представляющий растительные соли, извлеченные из обожженного пепла растительного организма.
• Сульфур (Сера) = огненная стихия, сила растений, представляющая эфирное масло сущности растения.
Лекарства готовятся по конкретному процессу называемому «кохобация», который был представлен опять-таки величайшим Парацельсом (постичь секреты Парацельса), благодаря которому сохраняется энергия живых растений. Спагирические средства были изначально созданы при брожении частей дикорастущих трав. Этот процесс производит концентрированные ароматические растворы, которые извлечены и отделены от растительной материи. После брожения растительный материал перегоняли, и остаток высушивали и сжигали. Пепел извлекался и очищался с помощью дистилляции и кристаллизации, затем совмещался с концентрированным раствором. В результате, готовая спагирическая эссенция содержит минеральные составные части растений, сохраняющие жизненную энергию растений сохраненной в эссенции, полученной подобным образом. Поскольку процесс дистилляции Спагирических лекарственных средств удерживал электролитические свойства растений — это имеет решающее значение для процесса исцеления
Отдельной областью науки исцеления, вышедшей из Спагирии, является Электрогомеопатия, созданная в 18 веке травником, итальянским графом Чезаре Маттеи. Под влиянием Спагириков Маттеи начал лечить пациентов посредством создания лекарства сочетающего уникальный процесс Кохобации и исключительно новую концепцию здоровья и болезни на основе принципа подразумевающего, что Жизнь в Крови и Лимфе, а хворь в их Порче и лекарство помещается между двумя классами феномена болезни и нормальным состоянием организма. Электрогомеопатические препараты также называются Спагирическими гомеопатическими препаратами, которые признаются в немецких, а также американских гомеопатических фармакопеях.
Наше сознание, эмоции и тревоги влияют на нашу нейро-иммуно-эндокринную систему. В ряде традиционных систем лечения, включая Аюрведу, гомеопатию и иглоукалывание заболевания считается, что заболевания происходят вследствие нарушения жизненной силы или ядра информационной матрицы. Если есть нарушения в информационном плане – то болезни будут происходить. В человеческом теле мозг это ядро информационной матрицы.
Все в нашей Вселенной взаимосвязано посредством информационно-тонких энергий волновых полей. В силу своего расположения в пространстве, каждая клетка знает, что происходит в других клетках. Развитие человека в утробе матери начинается с одной клетки. Как она узнает, что она должна развивать? Соответственно, информация может быть размещена и разделена или передана на энергетическую волну.
Любой дисбаланс жизненной силы происходит от источника в пределах нашего собственного сознания. Здоровье может быть обретено путем ликвидации ненужной информации или уровня сознания.
Психологические феномены суть общность эмоциональной сферы, мыслей, связей и духовных эмоций. Изменения и события в этих сферах проецируются на наше соматическое тело (Зигмунд Фрейд, Карл Густав Юнг).
Клетка это основная структурная и функциональная единица всех живых организмов. Это наименьшая единица жизни, которая может быть классифицирована как живое существо, и ее часто называют «строительным блоком жизни». Шишковидная железа часто упоминается как место пребывания духа или Центрального уровня или состояния сознания. Согласно индийской духовной чакровой системе, шишковидная железа является частью физической системы, соответствующей Аджна чакре, которая может рассматриваться как Платформа, где все сознание встречается. Шишковидная железа относится к физическому телу; аджна чакра находится на границе между физической и самыми тонкими психическими сферами. Седалище духа — это Анахата чакра, которая соответствует сердцу, которое, что достаточно удивительно, имеет достаточно сильное магнитное поле.
Физически ген — это всего лишь набор белков, как контролировать ДНК зависит от вида передаваемой информации на морфогенетическое поле.
С развитием квантовой физики было установлено, что все в нашей Вселенной есть вибрирующая энергия в состоянии потенциала, и все люди, животные являют собой уникальные живые системы с уникальным энергетическим полем. Наши тела соединены с внешними энергетическими полями.
Вильям Тиллер, доктор философии Стэнфордского университета, установил, что любое вещество и организм излучает и впитывает энергию через уникальное волновое поле, которое затем проявляет определенную геометрическую частоту и характеристики излучения.
Жизненная сила дает непосредственные сигналы о нарушениях наших энергетических полей через различные симптомы наших телесных систем, например пульс, лицо, меридианы, радужка, аура и др. Если сии сигналы остаются без ответа и непонятыми, то через некоторое время нарушения проявляются в наших физических телах и становятся причиной недомоганий.
Когда наше энергетическое поле пребывает в равновесии и чисто, течет в здоровой матрице, мы чувствуем себя здоровыми и энергичными. Блоки в наших энергетических полях, вызванные нездоровым образом жизни, стрессом, наркотиками, негативные мысли, психические и эмоциональные расстройства и др. Нездоровое жилое или рабочее окружение или несчастливые супружеские отношения тоже могут помешать потоку энергии. Существует мнение, что негативные положения планет в нашей астрологической натальной карте могут привести к негативным воздействиям на наше энергетическое поле, и соответственно на наше здоровье. Исследования доказали, что астрологические планетарные позиции связаны между датой рождения (или дату зачатия) и большим разнообразием состояний человеческого здоровья, таких как, заболевания, аномалии развития, личностные качества, а также состояния здоровья. Профессор Джанет Карри и Доктор Ханнес Швандт из Принстонского университета своим сообщением в трудах Национальной Академии наук, добавили еще больше доказательств того, что сроки беременности могут повлиять на здоровье ребенка.
Современные научные эксперименты подтвердили, что живые существа связаны с мировым энергетическим полем. Исследователи НАСА разработали метод обнаружения для измерения энергетических и информационных полей живого существа, и их сбоев. В дополнение к биорезонансному тестированию оборудование называемому NLP панелью, уже использовавшемуся в диагностике, этот метод способен обнаружить, исследовать и раскрыть последние шокирующие события в нашем информационном поле назад на десятилетия.
Согласно квантовой физике, вся энергия это материя и вся материя-это энергия и, следовательно, субстанция не существует сама по себе как принцип всего, потому что все в нашей Вселенной — это энергия.
Квантовая физика признала, что все живое суть просто энергия и ее различные формы проявления, которые объясняют целостную связь ум-тело-дух, триединство здоровья. В 1970 году, Дэвид Коэн из Массачусетского технологического института, с помощью Сквид-магнитометра смог измерить магнитные поля вокруг головы, произведенные мозговой деятельностью.
Мы можем измерить энергию поля, создаваемого мозгом, с помощью электроэнцефалографии, которая доказывает, что мозг излучает информационное энергетическое поле.
Обогащенные микронутриентами спагирические лекарственные средства при терапевтическом применении передают информацию микроэлементов и способны проникать и корректировать уровень энергии в живых организмах. Основываясь на принципе квантовой физики, тонкая энергетическая информация спагирических эссенций, тинктур, солей влияет и гармонизирует элементальные информационные уровни сознания, эмоции, поведение, мысли, связи, душу и дух, от ДНК до клеток, гармонизирует наши энергополя.
Современные научные исследования дают объяснения, как препараты действуют на организм и почему они так эффективны. Существование “Водной геометрии”, а также стабильности воды, даже после ее преобразования в пар, было доказано в Пенсильванском университете и университете Беркли в США в 1995 и 1996 годы. После дистилляции, очистки и других потайных процессов, растения, минералы и металлы превращаются в спагирические настойки. В ходе производственных процессов “энергия жизни”, содержащаяся внутри растения, минерала или металла освобождается от своей привязанности к материальному. Эта энергия состоит из трех различных активных энергий: Сал (соль), Сульфур (сера) и Меркурий (ртуть). Луи Керврану удалось научно доказать, что специфические ферменты вызывают превращение некоторых элементов, таких как калий, водород, кислород и магний в кальций. Таким же образом натрий и водород превращаются в магний, натрий и кислород могут меняться в калий. Это явление, которое в определенной степени является естественным “алхимическим” процессом, известно как “биологическая трансмутация” или “Керврана эффект”
Исследование, опубликованное в Британском Гомеопатическом журнале профессора Шарма продемонстрировало, что энергетическая информация, содержащаяся в гомеопатических препаратах способна пересечь гематоэнцефалический барьер в считанные 8 секунд и тем самым доставлять терапевтические эффекты на глубокий уровень.
Д-р Петер Шляйхер, иммунолог из Мюнхена высказал мнение, что спагирические лекарства “эффективным инструментом воздействия и активации” психоневроэндокриноиммунологических механизмов регуляции. Научные эксперименты в Атомном институте в Вене показали, что различные растения содержат различные матрицы излучения. Каждое растение обладает достаточно индивидуальным полем излучения: типа «энергетических отпечатков пальцев». В доли секунды это мощность излучения чувствует, «информацию» внедренную в иммунную систему нашего организма, которая напрямую связана с гормональной системой и связанные с эмоциями.
Спагирическое лекарства могут эффективно исправить темперамент человека и связанный с ним информационнно-энергетический уровень. Хелаты микроэлементов или недостаток микроэлементов препятствуют оптимизации здоровья из-за их регулирующего и стимулирующего влияния на ферментные системы; спагирические препараты поставляют недостающую минеральную информацию, чтобы восстановить баланс разум-тело-дух.
Спагирические препараты это спусковой крючок на квантовом уровне, и они доставляют корректную информацию при активации саморегуляции систем и механизмов организма и повышают ее отпечаток через глубокое проникновение и регуляцию клеточного функционирования, которое оказывает влияние на глубочайшее информационное состояние, соответственно ДНК и РНК, высшие уровни эмоционального и физического здоровья, таким образом, оказывая влияние на лимбическую активность, затем на гипоталамус и гипофиз, и, наконец, половые органы и надпочечники , и создает основу для саморегулируемого здоровья.
По словам доктора Петера Шляйхера, всем уровням этой психоневроэндокриноиммунологической иерархии могут быть даны регулирующие импульсы через помощь высококачественных спагирических лекарственных средств.
Даже так называемым спонтанным исцелениям опасных для жизни заболеваний, таких как рак почти всегда сопутствуют духовные и психические процессы, при которых происходят крупные изменения во “внутреннем состоянии”.
Будет ли Спагирическая биоинженерия беспрецедентным научным приключением будущего?
Источники:
1. Hans-Josef Fritschi (1997) Spagyric, Lehr- und Arbeitsbuch, Gustav Fischer verlag. Ulm.
2. Debasish Kundu (1992) Pharmacodynamicsin Electrohomeopathy, B Jain Publishers, New Delhi.
3. Bellavite P, Conforti A, Piasere V, Ortolani R (2005) Immunology and Homeopathy. 1. Historical Background, Evidence-Based Complementary and Alternative Medicine 2: 441-452.
4. Bhagwan Das (2004) Alchemy and Metallic Medicines in Ayurveda, Concept Publishing, New Delhi
5. Currie J, Schwandt H (2013) Within-mother analysis of seasonal patterns in health at birth, Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America 110.
6. Becker RO (1992) Modern Bioelectromagnetics & Functions of the Central Nervous System, Subtle Energies 3: 53.
7. Louis Kervran (1989) Biological Transmutations, Happiness Press
8. Rudolf Hauscka (1990) Substanzlehre, Klostermann GmbH, Frankfurt, USA.
9. Peter Schleicher (1997) Grundzuge der Immundiagnostik und Immuntherapie, HippokratesVerlag, Stuttgart.

Великое алхимическое делание. Введение

Великая наука древности, Алхимия, имела целью изучать законы природы в их приложении к низшим ее царствам. Одна из главных целей алхимии, во все времена, состоит в изготовлении так называемого философского камня.

Философский камень – порошок, принимающий во время его изготовления различные оттенки, но, в сущности, имеющий лишь два цвета, белый и красный.

Настоящий философский камень или порошок его, обладает тремя достоинствами:

  • Он превращает в золото разогретую ртуть или свинец, на который его сыплют.
  • Принимаемый внутрь он служит превосходным кровоочистительным средством, излечивая быстро разные болезни.
  • Он действует на растения, способствуя быстрому прорастанию (по Папюсу)

Таким образом, философский камень есть просто сильное сгущение жизненной энергии в малом количестве вещества. Древняя алхимия не умерла. Традиции ее хранились в тайне и передавались посвященными из поколения в поколение. Посвященные и многие выдающиеся люди современной науки работают над разрешением многих еще не решенных вопросов из этой области. Одним из выдающихся современнфых алхимиков бесспорно является Ф. Жолливе-Кастелло, известный оккультист и ученый, председатель Французского Алхимического Общества и редактор журнала «Гиперхимия». Ниже помещаем статью «Великое Алхимическое Делание» этого талантливого автора. Не можем не закончить настоящей краткой заметки выдержкой из книги Ж. Буа «Невидимый мир»: …. Я вижу в алхимии не столько химическое мероприятие, слишком трудно еще выполнимое, сколько прекрасную и страшную проблему духа – тяжелого и темного под земной своей оболочкой и силой воли и страдания стремящегося к своему лучезарному прототипу. В глубине каждого философа и моралиста скрывается алхимик. История философского камня, это – легенда души очищающейся, переходящей от бессознательности, от познания путем страстей, к торжеству воли и добродетели; это – история святых и героев».

Hyacinthus

Таро и алхимия

Жоливе-Кастело (François Jollivet-Castelot, французский алхимик и окультист, 1874-1937), в своём очерке «Как стать алхимиком, договор между Герметизмом и Искусством спагирии, основанный на правилах Таро» [с предисловием Папюса, Шамюэль, Париж, 1897] резюмирует сочинения Папюса.

Таблица соответствия Старших Арканов

Соотношения значений (аббревиатуры: К. — Каббала, А. — астрология, в скобках — еврейская буква Аркана)

Первый Аркан (алеф). Маг (lod). Каббала: Kethar. Сила притяжения (и сила развития в трёх мирах): Сродство — Сера (Сульфур) — Кислота — Материя Один — Адепт.

Второй Аркан (бет). Папесса (Hé). К. Chocmab, R. А. Луна, понедельник. Материя почти инертная, пассивная. Отражение Мага. — Ртуть — Основание (хим.) — Инициация.

Третий Аркан (гимел). Императрица (Vau). К. Binah — А. Венера, пятница, соль. — Посредник. — Живительный дух. — Движение.

Четвёртый Аркан (далет). Император (Hé). К. Chesed. А. Юпитер, четверг. Азот. — Звёздный свет, лучи эфира.

Пятый Аркан (э). Папа. К. Péchad. А. Овен, Марс. — Квинтэссенця. — Отражение Азота.

Шестой Аркан (вав). Влюблённые, повторение Первого; равновесие азота и квинтэссенции — Элементы. К. :Tiphereth. А. Телец, апрель. Огонь-Воздух-Вода-Земля.

Седьмой Аркан (заин). Колесница. Тенденция к равновесию, то есть комбинации элементов для самоосуществления, а затем разделения. К. Hod. А. Близнецы, май. — Неподвижность и неустойчивость.

Восьмой Аркан (хет). Справедливость. — Существование. К. Nizah. А. Рак, июнь. — Водород. — Огонь.

Девятый Аркан (тет). Отшельник. К. Jesod. А. Лев, июль. — Кислород. — Воздух.

Десятый Аркан (йуд). Колесо судьбы. К. Malchut. А. Дева, август. Азот. — Вода.

Одиннадцатый Аркан (хаф). Сила. А. Марс, среда. — Углерод. — Земля.

Двенадцатый Аркан (ламед). Повешенный. А. Весы, сентябрь. — Купорос (растворение металлов).

Тринадцатый Аркан (мем). Смерть (Эквивалент принципу трансформации, пластичной форме). — Зародыши металлов, подготовленные и соприкасающиеся.

Четырнадцатый Аркан (нун). Умеренность. Сокращение или снижение неустойчивой силы в Веществе; Огонь в печи алхимика. А. Скорпион, октябрь. — Зелёный цвет материи (Дом Меркурия).

Пятнадцатый Аркан (самех). Дьявол. Результат падения: Страж порога, ибо здесь сейчас произойдёт великое изменение. А. Стрелец, ноябрь. — Чёрный цвет материи (Дом Сатурна).

Шестнадцатый Аркан (аин). Дом Бога. Божественное разрушение: последний миг. Падение, ибо действие производится, чтобы привести к появлению Камня. А. Козерог, декабрь. — Начало стадии белого цвета (Дом Юпитера).

Семнадцатый Аркан (фе). Звёзды. Экспансия флюидов. — Надежда. А. Меркурий, среда. Белый цвет (Дом Луны).

Восемнадцатый Аркан (цади). Луна. С этим третьим семичастным интервалом заканчивается Сокращение, то есть снижение Духа в Материи: три последние карты показывают возвращающиеся к общему принципу эволюции силы. А. Водолей, январь. — Разнообразие цветов в реакции (критический момент). — Прохождение коричневого цвета (Дом Венеры).

Девятнадцатый Аркан (коф). Солнце. Питание и переработка Материи (Мир неживой природы). А. Рыбы, февраль. — Цвета Радуги (Дом Марса).

Двадцатый Аркан (реш). Суд. Чистое движение: Дыхание (Мир растений). А. Сатурн, суббота. — Красный цвет (Дом Солнца).

Двадцать Первый Аркан (шин). Дурак. (Мир животных и человека). Ферментация Камня.

Двадцать Второй Аркан (тав). Мир. Окончательный Триумф; символизм продиктован картой: орёл и ангел — неустойчивость; телец — стабильность; лев — трансформирующая сила; орёл — воздух; ангел — огонь; нагая женщина — квинтэссенция. Алхимический абсолют; Алхимическое золото; Философский камень. Микрокосм равен Макрокосму.

Работа сурьмы

Франц Гартманн в своей книге «Жизнь Парацельса и сущность его учения» приводит нижевледующий рецепт, который вполне можно назвать гиперхимическим/спагирическим.

«Возьми равные части порошка железа, очищенной серы и неочищенной сурьмы. Расплавь это в тигле и держи в красном жару восемь часов. Разотри в порошок и прокаливай до тех пор, пока сера не выпарится. Смешай две части этого порошка с одной частью кальцинированной буры и снова расплавь его. Разотри в порошок, раствори в обычной соляной кислоте и держи в умеренном жару в течение месяца. Затем жидкость должна быть помещена в реторту и дистиллирована, а жидкость, что собралась в приемнике (соляная кислота), должна быть возвращена в реторту и вновь дистиллирована, и это следует повторить три раза: на третий раз в реторте останется красный порошок (возможно, смесь солянокислой соли железа с окисью сурьмы). Этот порошок следует растворить в menstruum philosophicum (философский растворитель. — Прим. пер.) (приготовляемом посредством вливания хлорида сурьмы в воду, фильтрации и выпаривания этой жидкости до определенной степени с целью сделать ее сильнее). Продукт следует вновь выпарить, а оставшийся порошок смешать с таким же весом сулемы. Этот порошок следует растворить в menstruum philosophicum (разбавленной соляной кислоте) и дистиллировать до тех пор, пока красное маслянистое вещество не перейдет в приемник. Если ты получишь это масло, можешь взять немного недавно приготовленного хлорида серебра, нейтрализовать этим маслом и высушить. Положи одну часть этого порошка в пять частей расплавленного свинца; снова отдели свинец от серебра (посредством купелирования), и ты обнаружишь, что одна треть серебра трансформировалась в золото».

Алхимия и спагирия Фулканелли

Алхимия и спагирия

Вероятно, немалое число ученых-химиков — а также некоторые алхимики — не разделят наш взгляд на вещи. Но даже рискуя прослыть решительными сторонниками самых подрывных теорий, мы все же не побоимся развить здесь свою точку зрения, полагая, что у правды есть своя привлекательная сторона, и она, правда, даже обнаженная, предпочтительнее заблуждения в самой яркой упаковке.

Начиная с Лавуазье, все писавшие об истории химии сходятся на мнении, что теперешняя химия происходит непосредственно от древней алхимии. Или, во всяком случае, они имеют общее происхождение. Поэтому якобы позитивные факты, лежащие в основе современной науки, добыты кропотливым трудом древних алхимиков.

Эта гипотеза, имеющая весьма относительный и условный характер, принята сегодня в качестве очевидной истины, так что алхимическая наука и весь ее фундамент как бы лишаются причины и оправдания своего существования. С почтенного расстояния, сквозь туман легенд и пелену веков она представляется чем-то неопределенным, расплывчатым, разреженным. Неясный фантом, обманчивый призрак, сказочная химера, допотопный вымысел, лженаука — такой она, в частности, рисуется одному небезызвестному профессору.

Но там, где требуются доказательства, где возникает нужда в фактах, эти авторы в качестве опровержения «претензии» герметиков выставляют ложную посылку. Они не доказывают, они вещают. Хорошо же, мы, в свою очередь, заверяем — и рассчитываем это доказать, — что ученые, чистосердечно принимающие и распространяющие эту точку зрения, заблуждаются либо по невежеству, либо из-за недостатка проницательности. Поняв изучаемые ими книги лишь отчасти, они приняли видимость за действительность. Скажем со всей определенностью, так как множество образованных людей вполне искренне, по-видимому, ошибаются на этот счет, что на самом деле предшественницей современной химии была древняя спагирия, а вовсе не герметическая наука как таковая. Спагирию от алхимии отделяет глубокая пропасть, что мы попытаемся показать, насколько это возможно, не переходя дозволенных границ. Мы надеемся разобрать проблему довольно глубоко и представить достаточно данных Для подтверждения своей мысли, демонстрируя, кроме всего прочего, химикам, не страдающим предвзятостью, свою добросовестность и стремление к истине.

В средневековье — по-видимому, даже в античной Греции, если верить Зосиме и Останесу, — в химии существовали как бы две ступени, два I подхода — спагирический и архимический. Эти две отрасли единого экзотерического искусства зачастую смешивали. Металлурги, ювелиры художники, мастера по керамике, витражисты, красильщики, винокуры эмальеры, горшечники и т.д. должны были, как и аптекари, обладать достаточными знаниями в области спагирии, и в процессе своей профессиональной деятельности они эти знания пополняли. Архимики же составляли среди древних химиков специальную, более узкую и более ] тайную категорию. Они преследовали более или менее схожие с алхимиками цели, однако использовали при этом сугубо химические средства и материалы. Превратить одни металлы в другие, получить золото и серебро из обычных минералов и солей металлов, перевести содержащееся в серебре золото и содержащееся в олове серебро из потенциального состояния в реальное и выделить их смеси — вот чего добивались архимики. По сути дела, они были спагириками, от квинтэссенций животного происхождения и растительных алкалоидов переключившимися на царство минералов. Средневековые законы запрещали без особого разрешения ставить у себя дома печь и владеть химической посудой, но по окончании трудового дня многие ремесленники втайне изучали химические процессы и ставили опыты по чердакам и подвалам. Они посвящали себя маленьким частностям, по несколько презрительному отзыву алхимиков, которые полагали, что подобного рода побочные явления недостойны истинного Философа. Ничуть не умаляя заслуг спагириков, заметим, что даже самые удачливые из них нередко получали весьма сомнительную выгоду от своих экспериментов, и способ, поначалу успешный, мог впоследствии ни к чему не приводить или давать весьма неопределенные результаты.

Однако несмотря на свои заблуждения — или как раз благодаря им — архимики передали сперва спагирии, а через нее и современной химии все те данные, все те методы и операции, в которых эта последняя нуждалась. Эти люди, стремящиеся до всего докопаться, все узнать, по сути дела были родоначальниками прекрасной и совершенной науки, которую они снабдили верными наблюдениями, сведениями об изученных реактивах, искусными приемами, с большим тщанием разработанными методиками. Низко поклонимся этим первопроходцам, первооткрывателям, великим труженикам и никогда не будем забывать того, что они для нас сделали.

Однако алхимия, повторим еще раз, не имеет к этому никакого отношения. Иногда, правда, герметические писания, неправильно истолкованные не посвященными в их тонкости исследователями, служили косвенной причиной случайных открытий. Так, Блез де Виженер возгонкой росного ладана получил бензойную кислоту, Бранд, отыскивая алкагест в моче, выделил фосфор, а Василий Валентин — авторитетный Адепт, не пренебрегавший спагирическими опытами, — установил состав солей сурьмы и изготовил рубиновый коллоидный раствор золота. Так, Раймонд Луллий получил ацетон, Кассий — золотой пурпур, Глаубер — сульфат натрия, а Ван Гельмонт доказал существование газов. Но кроме Луллия и Василия Валентина, все эти ученые, которых совершенно зря причисляют к алхимикам, были обыкновенными архимикам-и или спагириками. Поэтому прав знаменитый Адепт, автор классического труда, когда говорит: «Если бы отец Философов Гермес воскресил сегодня изощренного Гебера или глубокомысленного Раймонда Луллия, наши вульгарные химики не только не признали бы их Философами, но даже не приняли бы их в число своих учеников, потому что те ничего не смыслили во всех этих перегонках, циркуляциях, прокаливаниях и других бесчисленных операциях, которые наши пошлые химики изобрели только потому, что превратно поняли аллегорический язык герметических писаний».

К герметическим книгам с их замысловатым стилем, кабалистическими выражениями многие относятся с пренебрежением. Несмотря на предупреждения и настойчивые просьбы их авторов, в этих книгах упрямо вычитывают обыденный общепринятый смысл. Людям невдомек, что эти тексты предназначены для посвященных, и для их адекватного понимания необходим тайный ключ, а чтобы его обрести, требуется предварительная работа. Разумеется, старые трактаты содержат если не всю полноту герметического знания, то по крайней мере его философию, его начала и искусство применять эти начала сообразно с естественными законами. Но если читатель не знает сокровенного значения терминов, не знает, например, что такое Ares (Арес)щ, чем он отличается от Aries (Овен) и что связывает его с Aries, Arnet и A Wait — странными словами, которые намеренно употребляют в таких работах, то он либо абсолютно не поймет, либо неизбежно впадет в заблуждение. Не следует забывать, что мы имеем дело с эзотерической аукой. Следовательно, сообразительности, хорошей памяти, трудолюбия, внимательности даже вкупе с сильной волей недостаточно, чтобы овладеть этим предметом. «Жестоко ошибаются те, — пишет Николя Гроспарми; — кто сами ничтоже сумняшеся решают, будто наши книги созданы для них. Мы предназначили их лишь для приверженцев нашей философской школы». Батсдорф в начале своего трактата из сострадания предупреждает читателя в следующих выражениях: «Всякий осмотрительный человек! прежде должен, если это в его силах, приобрести Знание, то есть усвоить основы нашей науки и ее методы. В противном случае ему не следует идти дальше и бездумно тратить свое время и состояние. Прошу всех, кто прочтет эту маленькую книжку, поверить моим словам. Повторяю -еще раз, никто не обучится нашей благородной науке по книгам, туn надобно либо божественное откровение — посему наше Искусство нарекают божественным, — либо надежный и добросовестный учитель а так как благодать низошла на очень немногих, очень немногие могут этому искусству обучать». Анонимный автор XVIII в. приводит другие причины того, почему так трудно разгадать тайны, скрытые в герметических сочинениях: «Вот подлинная и основная причина того, — пишет он, — что природа не допускает в царские палаты многих философов, даже тех, кто обладает изощренным умом: с юных лет совращенные логическими и метафизическими выкладками, обманутые книжными химерами, они вообразили себе, что это искусство глубже и труднее любой метафизики, хотя в данном случае, как, впрочем, и во всех других, природа в своей непритязательности следует прямым и простым путем».

Так смотрят Философы на свои собственные сочинения. Неудивительно поэтому, что столько замечательных химиков сбились с правильного пути, втянувшись в споры о науке, усвоить самые элементарные понятия, которой они были не способны. И не окажем ли мы услугу неофитам, подвигнув их на размышление о великой истине, которой касается авторы сочинения О подражании Христу (кн. III, гл. II; 2), когда говорит о книгах, скрепленных печатью:

«Они могут передать слова, но они не передают духа. Они говорят красиво, но если Ты, Господи, безмолвствуешь, они не воспламеняют сердца. Они дают нам букву. Ты же нам открываешь смысл. Они говорят о тайнах, Ты же открываешь понимание всего того, что сокрыто… Они указывают нам путь. Ты же даешь силы на то, чтобы этот путь пройти».

Для наших химиков это — камень преткновения. Если бы наши ученые уяснили себе язык древних алхимиков, им бы открылись практические законы учения Гермеса, и философский камень давно бы перестал считаться выдумкой.

Ранее мы утверждали, что алхимики основывали свои работы на герметических представлениях — в своей, разумеется, интерпретации — и именно благодаря этим представлениям стали возможны опыты, приведшие к плодотворным чисто химическим результатам. Так были получены кислоты, которыми мы сегодня пользуемся, а действием этих кислот на металлические основания — ряд известных нам солей. При взаимодействии этих солей либо с другими металлами, щелочами или углеродом, либо с сахарами и жирными соединениями химики вновь выделяли основные элементы, которые прежде вводили в реакции. Все эти операции и способы их проведения ничем не отличаются от тех, что обычно используют в лабораториях. Однако некоторые исследователи пошли много дальше: они так расширили возможности химии, что их результаты многим кажутся сомнительными, а то и просто мнимыми. Действительно, их методы описаны неполно и покрыты чуть ли не такой же завесой тайны, как и Великое Делание. Намереваясь помочь всем изучающим подобные вопросы, мы остановимся на них подробнее и покажем, что методики этих суфлеров воспроизводятся значительно лучше, чем можно было ожидать. Да простят нам эти откровения наши братья Философы, на снисходительность которых мы рассчитываем. Наша обязанность соблюдать тайну касается исключительно алхимии, мы же не будем выходить за пределы собственно спагирии, поэтому ничто не мешает нам выполнить свое обещание и на вполне реальных и поддающихся проверке фактах доказать, что современная химия всем обязана спагирикам и архимикам, и ничем, абсолютно ничем — герметической Философии.

Простейший алхимический прием заключается в использовании энергичных взаимодействий — кислот со щелочами, — чтобы при вскипании происходило соединение чистых частиц с необратимым образованием новых веществ. Таким способом, отталкиваясь от металла, близкого к золоту — Предпочтительно от серебра, — можно получить небольшое количество Драгоценного металла. Приведем для примера простейшую операцию, за Успех которой при строгом следовании нашим указаниям мы ручаемся.

Высокую тубулярную реторту на треть объема заполните чистой азотной кислотой. Поместите реторту, соединив ее с трубкой для вывода газа, в песчаную баню. Работать следует в лабораторном вытяжном шкафу, осторожно нагрейте содержимое реторты, не доводя кислоту до кипения, выключите огонь, откройте пробку и введите в реторту небольшое количество самородного или очищенного серебра, не содержащего следов золота. Когда перестанет выделяться перекись азота и поверхность жидкости успокоится, поместите в реторту вторую порцию чистого серебра. Повторите эту операцию медленно вплоть до того момента, когда закипание жидкости и выделение красных паров будет происходить не так бурно — это показатель скорого насыщения. Больше ничего не добавляйте, подождите полчаса, потом осторожно перелейте светлый еще горячий, раствор в химический стакан. На дне реторты вы увидите небольшой осадок в виде мелкого черного песка. Промойте его теплой дистиллированной водой и поместите в фарфоровую чашку для выпаривания. Опытным путем вы убедитесь, что осадок не растворим ни в соляной, ни в азотной кислоте. Царская водка растворяет его с образованием красивого желтого раствора, очень схожего с раствором треххлористого золота. Разбавьте его дистиллированной водой. Добавив цинк, вы получите в осадке аморфный очень тонкий матовый красно-коричневый порошок, точно такой же, какой при подобных обстоятельствах дает самородное золото. Этот рассыпчатый порошок хорошенько промойте, а затем высушите. После прессования на стекле или мраморе он превратится в блестящую плотную пластинку, ярко-желтую в отраженном свете, зеленую на просвет, по виду и простейшим свойствам соответствующую чистейшему золоту.

Вы можете повторить операцию сколько угодно раз, увеличивая первоначально небольшое количество осадка. В этом случае используйте светлый раствор нитрата серебра, разбавленный первичными промывными водами. Восстановите металл с помощью цинка или меди. По окончании восстановления промойте осадок большим количеством воды. Высушите порошкообразное серебро и используйте его для вторичного растворения Таким образом, у вас будет достаточно продукта, чтобы с помощью анализа убедиться, что вы действительно получили золото, даже если предположить, что следы золота содержались в исходном серебре.

Но на самом ли деле столь легко доступное, хотя и в небольших количествах, простое вещество — золото? Чистосердечно ответим «нет» или, по крайней мере, «еще нет». Внешне и даже по многим свойствам, в томя числе химическим, оно и впрямь аналогично золоту, однако плотность -одно из основных физических свойств — у него другая. Такое золото легче самородного, хотя и тяжелее серебра. Мы можем рассматривать его не как серебро в более или менее стабильном аллотропическом состоянии, а как молодое рождающееся золото {or naissant). Впрочем, новообразованный металл способен при усадке приобретать и сохранять плотность выше, чем у зрелого металла. Архимики владели способом, который придавал рождающемуся золоту свойства золота зрелого; они называли этот процесс созреванием (maturation) или упрочением (affermissement), и мы знаем, что основным его катализатором является ртуть. В некоторых древних латинских манускриптах этот процесс именовали также confirmation (закрепление).

Нам не составит труда сделать несколько полезных и важных замечаний относительно данной операции и показать, на каких философских посылках основывается непосредственное получение металла. Мы могли бы указать несколько способов увеличить выход реакции, но тогда нам пришлось бы перейти рамки, которые мы для себя предусмотрели. Поэтому пусть исследователи разработают эти способы сами — с учетом экспериментальных данных. Мы лишь приводим факты, а выводы предоставляем делать современным алхимикам, спагирикам и химикам.

В алхимии существуют и другие методики, чьи результаты служат доказательством определенных философских положений. Они позволяют разложить металлические вещества, которые долгое время считались простыми. Эти приемы, хорошо известные также и алхимикам, хотя те и не прибегают к ним в Великом Делании, заключаются в выделении одного из двух компонентов металла — Серы или Ртути.

Герметическая философия учит, что сами вещества друг на друга не действуют, активную роль в данном случае выполняют духи веществ. Это они, духи, природные агенты, вызывают в недрах материи наблюдаемые нами изменения. Эксперимент, однако, подсказывает нам, что соединение простых веществ — процесс временный и легко обратимый. Это справедливо для всех солей, а также для сплавов, некоторые из которых распадаются на элементы при простом плавлении. При этом металлы, входившие в состав сплава, сохраняют свои собственные характеристики, отличные от свойств сплава. Одно ясно, какую важную роль могут играть духи веществ при выделении Серы (Soufre) или Ртути (Mercure) из металла, коль скоро известно, что лишь они способны разорвать прочную связь соединяющую эти два начала.

Необходимо, однако, уяснить, что древние обозначали общим и достаточно неопределенным термином духи.

Для алхимиков духи соответствуют вполне реальным, хотя с физической точки зрения почти нематериальным тонким влияниям. Духи влияют на подверженные их действию вещества таинственным, необъяснимым непостижимым, но эффективным образом. Одним из таких герметических духов является лунный свет.

Представления алхимиков более конкретные и вещественные. Древние химики объединяют в один разряд все простые и сложные, твердые и жидкие вещества, лишь бы они были летучи (volatile). Это свойство, позволяющее осуществить их полную возгонку (entierement sublimables). Металлы металлоиды, соли, углеводороды, другие классы веществ поставляют алхимикам целую когорту духов: ртуть, мышьяк, сурьму и некоторые их производные, серу, аммонийную соль, спирт, эфир, растительные масла и т.д.

Серу из металла лучше всего выделять возгонкой. Приведем для сведения несколько примеров.

Растворите чистое серебро описанным ранее способом в горячей азотной кислоте, затем разбавьте раствор горячей дистиллированной водой. Слейте светлую жидкость, чтобы в случае необходимости отделить небольшой черный осадок, о котором мы прежде упоминали. Пусть жидкость остынет в темноте, потом постепенно прилейте раствор хлористого натрия или чистую соляную кислоту. Хлористое серебро выпадает на дно сосуда в виде белой творожистой массы. Через сутки слейте подкисленную воду, то есть верхний слой жидкости, быстро промойте осадок холодной водой и дайте ему самому высохнуть без доступа света. Затем взвесьте соль серебра и хорошенько смешайте ее с тройным количеством чистого хлористого аммония. Введите всю массу в высокую стеклянную реторту с таким расчетом, чтобы смесь солей лишь прикрывала дно. Несильно подогрейте песчаную баню на огне и постепенно увеличьте температуру. Когда температура достигнет определенной отметки, аммонийная соль поднимется и покроет твердым слоем свод и горлышко сосуда. Можно подумать, что белоснежный, изредка желтоватый слой не содержит ничего другого. Осторожно разрежьте стекло, извлеките белое возогнанное вещество и растворите его в холодной или горячей дистиллированной воде. По окончании растворения вы обнаружите на дне очень мелкий ярко-красный порошок. Это часть серебряной или лунной Серы (soufre d’argent, ou soufre lunaire), отделившаяся от металла и поднявшаяся вместе с аммонийной солью в процессе возгонки; операция, несмотря на кажущуюся простоту, протекает отнюдь не гладко. Она требует большой сноровки и большой осторожности при ее осуществлении. Прежде всего следует избежать плавления солей, дабы не потерять половину, а то и больше металла. Однако если температура будет недостаточной, чтобы масса сделалась подвижной, возгонки не произойдет. Кроме того, сразу после начала возгонки хлористое серебро, само по себе обладающее большой проникающей способностью, приобретает при контакте с аммонийной солью такую едкость, что проходит через стеклянные стенки реторты. Очень часто в момент образования паров реторта трескается, и аммонийная соль улетучивается наружу. Нельзя брать керамический, глиняный или фарфоровый сосуды, более пористые, чем стеклянный, тем более что надо постоянно следить за ходом процесса на случай, если потребуется вмешаться. Есть, таким образом, у этой методики, как и у многих других ей подобных, кое-какие чисто практические особенности, которые алхимики неукоснительно держат в тайне. Один из основных секретов заключается в том, что в смесь хлоридов помещают инертное вещество, способное придать массе вязкую консистенцию и воспрепятствовать ее разжижению. Это вещество не должно обладать восстановительными или каталитическими свойствами. Необходимо также, чтобы оно легко отделялось от caput mortuum. Некогда для этой цели использовали толченый кирпич или такие абсорбенты, как шлифовальный состав, пемза, размельченный камень и др. Однако из-за этих добавок сублимат оказывается грязным. Мы отдаем предпочтение выделенному из иудейской смолы продукту, лишенному какого-либо сродства с хлоридами серебра и аммония. Сера получается чистая, и значительно облегчается сама процедура проведения опыта. Очень удобно то, что можно уменьшить осадок серебра и возгонку проводить несколько раз вплоть до полного выделения Серы. Остаток дальше не восстанавливается и, принимая вид мягкой серой податливой и жирной на ощупь массы, сохраняющей отпечаток пальца, быстро теряет половину от удельного веса ртути. Этот метод приложим также к свинцу. Свинец не так дорог и его соли не разлагаются на свету, поэтому отпадает необходимость работать в темноте, как, впрочем, и придавать массе вязкую консистенцию. Наконец, свинец более летуч, чем серебро, значит, выход красного возогнанного продукта будет больше, а время опыта меньше. Единственное неудобство этой операции заключается в том, что аммонийная соль образует с Серой свинца столь плотный и прочный солевой слой, что кажется, будто расплавить его можно лишь со стеклом. Поэтому отделить его без дробления — дело трудоемкое. Сам же красный экстракт оказывается покрыт ярко-желтым продуктом возгонки и он более грязный, чем в случае с серебром Следовательно, перед использованием его надо очистить. В зрелом состоянии он также менее совершенен — важное обстоятельство, если цель эксперимента — получение особого рода красок.

Металлы разнятся по своей реакции на химические агенты. Способ, применимый для серебра или свинца, не подходит для олова, меди, железа или золота. Более того, дух, способный извлечь Серу из одного металла может воздействовать на ртутное начало другого. В первом случае Ртуть задерживается, а Сера возгоняется, во втором — имеет место прямо противоположное. Отсюда различие методик и множество способов разложения металла. Определяющим фактором здесь является сродство веществ друг к другу, а также к духам других веществ. Известно, что серебро и свинец испытывают ярко выраженное взаимное влечение. Доказательство этому — содержащие серебро минералы на основе свинца. А так как сродство свидетельствует о глубинном химическом сходстве веществ, логично предположить, что в одних и тех же условиях один и тот же дух воздействует на эти металлы одинаковым образом. Это справедливо, в частности, для связанных очень большим сродством железа и золота. Мексиканские геологи, обнаружив ярко-красный песчаник, состоящий главным образом из окисла железа, заключали, что где-то рядом есть золото. Они рассматривали красную землю как некую образующую золото, наилучший показатель близости жилы. Факт этот, однако, достаточно странный, если учесть различие в физических свойствах этих металлов.) Золото — вообще самый редкий металл, а железо, естественно — самый распространенный, его можно встретить везде, не только в подземных месторождениях — а таких немало, — но и прямо на поверхности. Железо придает глине особый цвет — желтый, если оно находится в виде гидрата, или красный, если оно образует полуторную окись; этот цвет становится интенсивнее при обжиге (кирпичи, черепица, гончарные изделия). Самая распространенная, самая известная руда — железный колчедан. На черную железистую массу в виде комков различной величины, твердых камней или рудных желваков можно натолкнуться в поле, у обочины дороги, на известковых почвах. Дети в деревнях любят играть с лучистым колчеданом, который демонстрирует на изломе волокнистую кристаллическую и радиальную структуру. Иногда он включает в себя крупинки золота. Метеориты, в основном представляющие собой застывшие расплавы железа, доказывают, что межпланетные глыбы, от которых они оторвались, также большей частью состоят из железа. Железо в усвояемой форме входит в состав некоторых растений (пшеницы, кресс-салата, чечевицы, фасоли, картофеля). Человек и позвоночные животные именно железу и золоту обязаны красной окраской своей крови: активным компонентом гемоглобина являются как раз соли железа. Они столь необходимы для жизнедеятельности организма, что медицина и фармакопея рекомендуют впрыскивать в истощенную кровь металлсодержащие соединения, способствующие ее восстановлению (пентонат и карбонат железа). В народе сохранился обычай пить железистую воду, настоенную на ржавых гвоздях. Кроме того, железо и его соли могут окрашивать в самые различные цвета, от фиолетового — цвет чистого металла — до ярко-красного, который соли железа придают кремнезему в рубинах и гранатах.

Немудрено, что алхимики взялись за изучение соединений железа, дабы выделить компоненты красок. Этому благоприятствовала легкая, в один прием, экстракция серной и ртутной составляющих данного металла. Зато немыслимо трудно вновь соединить эти элементы, которые даже в чистом виде энергично препятствуют всем попыткам образовать из них новое вещество. Мы не станем касаться решения этой проблемы, так как наша цель лишь доказать, что алхимики всегда манипулировали только с химическими материалами и использовали только химические приемы и методы. При спагирической обработке железа для преодоления силы сцепления прибегают к бурной реакции с кислотами, обладающими сродством с металлами. Обычно при этом берут железистый колчедан или металлические опилки. В последнем случае необходимо принимать особые меры предосторожности. Колчедан же достаточно тонко размельчить, и порошок при сильном перемешивании один-единственный раз раскалить на огне докрасна. Охладив, порошок вводят в широкую колбу с четырехкратным (по весу) количеством царской водки, после чего содержимое колбы доводят до кипения. Через час или два ему дают отстояться, жидкость декантируют, а на оставшуюся массу выливают равное количество царской водки, которую кипятят, как и в предыдущем случае. Кипячение и декантацию продолжают до тех пор, пока колчедан на дне сосуда не побелеет. Экстрагированные фракции собирают вместе и фильтруют через стекловолокно, а затем концентрируют, медленно отгоняя из реторты жидкость. Когда остается примерно треть первоначального объема, в реторту по частям наливают некоторое количество чистой серной кислоты при 66° (60 г на полный объем вещества, экстрагированного из 500 г колчедана). Затем отгоняют все досуха и, сменив приемник, постепенно повышают температуру. Сначала отгонятся красные, как кровь, маслянистые капли — это серная краска. Потом на своде и горлышке сосуда начинает осаждаться очень красивый кристаллический пух. Это самая что ни на есть соль Ртути — некоторые алхимики называют ее витриольной ртутью {mercure de vitriol), — которую без труда переводят в жидкую Ртуть железными опилками, негашеной известью или безводным карбонатом калия. Растирая кристаллы на медном бруске, можно убедиться, что сублимат действительно содержит Ртуть железа: сразу же образуется амальгама, и металл становится как бы посеребренным. Железные стружки образуют не красную, а золотистую Серу и немного — очень немного — возогнанной Ртути. Способ тот же самый, с той лишь разницей, что в предварительно нагретую царскую водку нужно бросать по щепотке стружек и каждый раз ждать, пока кипение не утихнет. Желательно перемешивать содержимое сосуда у самого дна, чтобы стружки не слипались. После фильтрации и восстановления половины продукта добавляют — понемногу, так как реакция идет очень бурно, с резким вскипанием — серную кислоту, по весу равную половине концентрированной жидкости. Это самый опасный момент, так как реторта часто взрывается или трескается в месте контакта с кислотой.

Мы больше не будем описывать реакцию с железом, полагая, что уже достаточно доказали свою точку зрения, и закончим изложение спагирических способов на примере с золотом — металлом, по единодушному мнению Философов, труднее всего поддающимся разложению. Спагирики часто говорят: золото легче изготовить, чем разрушить. Тут, однако, необходимо сделать одно небольшое замечание.

Ограничившись доказательством того, что алхимические исследования основываются на химических реалиях, мы не станем излагать открытым текстом, как изготовлять золото. Мы преследуем цель более высокого порядка и предпочитаем оставаться в области собственно алхимии, а не направлять читателя через буераки по заросшим колючим кустарником тропам. Методы, опирающиеся на химический принцип трансмутации, не имеют никакого отношения к Великому Деланию. Отметив это, вернемся к нашему предмету.

Старая спагирическая поговорка гласит: семя золота в самом золоте. Согласимся с этим при условии, что человек доподлинно знает, о каком золоте речь и как из обыкновенного золота извлечь его семя. Кому последнее неизвестно, тому остается лишь присутствовать при данном процессе: он удостоверится в его истинности, но никакой пользы для себя не почерпнет. Поэтому будьте внимательны, проводя следующую несложную операцию.

Растворите чистое золото в царской водке. В раствор налейте серной кислоты, по весу равной половине золота. Внешние изменения минимальные. Перемешайте раствор и перелейте его в нетубулярную стеклянную реторту, помещенную на песчаную баню. Нагрейте реторту на слабом огне, чтобы отгонка кислот протекала осторожно и без видимого кипения. По окончании отгонки, когда на дне в виде матово-желтой сухой и пористой массы появится золото, смените приемник и постепенно усильте пламя. Вы увидите, как поднимаются густые белые пары, поначалу легкие, а потом все более и более тяжелые. Первые конденсируются в красивое желтое масло, стекающее в приемник, вторые возгоняются, покрывая свод и низ горлышка мелкими кристалликами, напоминающими птичий пух. На ярком свету, например солнечном, их великолепный кроваво-красный цвет отливает рубином. Эти кристаллы, как вообще соли золота, быстро расплываются и при понижении температуры превращаются в желтую жидкость…

Мы не будем долее распространяться о возгонке. Сугубо алхимические частные приемы (Petits particuliers) нередко бывают ненадежны. Лучшие из них исходят из металлических веществ, экстрагированных указанными нами способами. Эти приемы в изобилии встречаются во множестве второразрядных работ и в манускриптах суфлеров. Для иллюстрации приведем лишь один такой прием (particulier), упоминаемый Василием Валентином и в отличии от других подкрепленный обстоятельными и надежными философскими посылками. В этом отрывке великий Адепт утверждает, что можно получить особую краску, соединяя Ртуть серебра и Серу меди посредством соли железа. «Что до Луны, — пишет он, — то и она содержит в себе устойчивого Меркурия и не улетучивается при соединении с огнем столь быстро, сколь другие несовершенные металлы, но выдерживает все пробы и испытания со всей очевидностию и также одерживает победы, и прожорливый Сатурн не может извлечь из нея никакой для себя выгоды. Венера, преданная любви, окрашена преизбыточно. Тело ея составлено из чистой тинктуры, ничем не отличной от состава самого роскошного металла и, по причине разноцветья, постепенно обретает красный оттенок. Но — и виной тому проказа плоти ея, — тинктура Венеры не способна к выживанию в таком несовершенном теле и вынуждена погибнуть вместе с ним. В самом деле, когда тело уничтожается смертью, душа не может в нем оставаться, ей приходится отделиться и улетучиться, ибо бытие ея разрушаемо и поглощаемо огнем. И тогда она, несовместимая с прежним местожительством, меняет его. Зато в теле устойчивом и неподвижном душа пребывает добровольно и с присущим постоянством. Устойчивая соль придает воинственному Марсу тело твердое, тяжелое и грубое, в коем, однако, пребывает душа благородная, и потому никто не может безнаказанно посягнуть на сего военачальника. Плоть его воистину плотна и неуязвима для ран. Если же могущественную его добродетель, путем смешения и слияния, соединить с устойчивостью Луны и красотою Венеры, то можно высвободить сладостную Музыку, которая оказывается ключом к напитанию лишенных хлеба и к возведению жаждущих на высочайшие ступени лествицы бытия. Так гнойная и влажная природа Луны может быть осушена огненно-знойной кровью Венеры, а великая чернота ея солью Марса смягчается». Среди архимиков, которые, взяв частицу золота в качестве затравки, тем или иным способом увеличивали его массу, назовем венецианского священника Пантея, Наксагора, автора Alchymia denudata (1715), де Лока, Дюкло, Бернара де Лабади, Жозефа ди Шесна (барона де Морансе, личного врача короля Генриха), Блеза де Виженера, Бардена из Гавра (1638), м-ль де Мартенвиль (1610), Ярдли, англичанина, который изобрел способ, права на который в 1716 г. были переданы лондонскому перчаточнику Гардену (Фердинанд Хокли сообщил об этом способе Сигизмунду Бакстрему, а тот в 1804 г. рассказал о нем в письме Санду), и, наконец, благочестивого филантропа святого Винцента де Поля, основателя конгрегации лазаристов {Peres de la Mission) (1625) и общины сестер милосердия {Sceurs de la Charite) (1634), и т.д. С вашего позволения, мы поподробнее остановимся на этой выдающейся личности и на его многим не известной оккультной работе.

Известно, что на пути из Марселя в Нарбонн Винцент де Поль был схвачен берберскими пиратами и пленником увезен в Тунис. Ему тогда было двадцать четыре года. В Тунисе ему удалось вернуть в лоно Церкви своего последнего хозяина, вероотступника. Винцент де Поль возвратился во Францию, потом жил в Риме, где папа Павел V встретил его с большими почестями. Начиная с этого времени он занялся основанием благотворительных учреждений. Обычно, однако, не упоминают, что Отец найденышей {Рeге des enfants trouves), как прозвали его при жизни, в плену обучился архимии. Этим, без всякого чудодейственного вмешательства, объясняется то, что великий апостол христианского милосердия имел средства для осуществления множества филантропических предприятий. Впрочем, он был человек практического склада, расчетливый, решительный, добросовестный, отнюдь не витающий в облаках и не склонный к мистицизму, но под суровой маской деятельного, твердо стоящего на ногах честолюбца таилось глубокое человеколюбие.

Сохранилось два очень показательных письма, свидетельствующих о его химических занятиях. Первое, адресованное де Коме, адвокату при городском уголовном суде Дака, было опубликовано несколько раз и тщательно разобрано Жоржем Буа в его Оккулътистской опасности (Paris, Victor Retaux, s.d.). Оно написано в Авиньоне и датировано 24 июня 1607 г. Процитируем этот довольно длинный документ, начиная с того места, где Винцент де Поль, закончив свою миссию в Марселе, готовится отправиться в Тулузу: «…Я решил было ехать по суше, — пишет он, — но один дворянин, с которым я жил, уговаривал меня плыть с ним морем до Нарбонна, чтобы сэкономить время. Себе на беду я согласился. Дул попутный ветер, и мы в тот же день добрались бы до Нарбонна, от которого нас отделяло пятьдесят лье, но по Божьему попущению три турецких парусных судна, курсировавших вдоль Леонского залива (чтобы захватить лодки из Бокера, где проходила ярмарка, как считают, самая замечательная во всем христианском мире), погнались за нами и с такой яростью нас атаковали, что двое или трое из наших были убиты, остальные ранены. Меня тоже ранило, эта рана не даст мне покоя до конца моих дней. Нам пришлось сдаться этим свирепым как тигры негодяям. Полные злобы, они тут же зарубили насмерть нашего капитана за то, что потеряли в бою одного из своих главарей, не считая еще четырех-пяти висельников. Потом, кое-как перевязав нам раны, они опутали нас канатами и снова занялись грабежом. Впрочем, тех, кто сдавался без боя, они, обобрав до нитки, отпускали. Примерно через неделю, нагрузившись чужим добром, они взяли курс на Берберию, где без дозволения султана устроили себе логово. Там они выставили нас на продажу, заявив, будто пленили нас на испанском корабле, иначе нас освободил бы французский консул, который по поручению нашего короля следил за тем, чтобы французы могли беспрепятственно торговать в этой стране. Обставлена наша продажа была следующим образом: нас раздели догола, каждому вручили по паре штанов и льняной рубахе, и мы пять-шесть раз обошли Тунис, город, куда они приехали нас продавать. Потом нас потащили на корабль, чтобы показать, что мы можем есть, а значит, наши раны не смертельны. Затем нас привели на площадь, где торговцы выбирали нас, как лошадь или быка. Они открывали нам рот, чтобы осмотреть зубы, ощупывали бока, проверяли раны; мы должны были ходить и бегать, таскать тяжести, Драться друг с другом, чтобы показать, какие мы сильные, и подвергаться множеству разных грубостей.

Сначала меня продали одному рыбаку, но тот вскоре был вынужден от меня отделаться, так как я был не в ладах с морем. От него я попал к старику-врачу, знатоку спагирии, искусному извлекателю квинтэссенции, человеколюбивому и сговорчивому, который, по его словам, пятьдесят лет трудился над получением философского камня, и хотя с камнем у него ничего не вышло, он значительно преуспел в разного рода трансмутациях металлов. Он часто на моих глазах сплавлял золото с серебром, делал из сплава тонкие пластинки, насыпал на пластинку слой какого-то порошка затем укладывал новую пластинку, снова насыпал порошок и все это помещал в тигель или сосуд для плавки драгоценных металлов. Потом он сутки держал сосуд на огне, а когда открывал его, оказывалось, что серебро превратилось в золото. Чаще же он превращал ртуть в серебро, которое продавал, а деньги жертвовал бедным. На меня возлагалось поддерживать огонь в десяти-двенадцати печах, что, благодарение Богу, было для меня скорее удовольствием, чем работой. Старик очень меня любил, ему нравилось беседовать со мной об алхимии и еще более — о своей вере, к которой он старался меня привлечь, обещая передать мне большие богатства и все свои знания. Бог же всегда питал во мне надежду, что я смогу обрести свободу, вознося прилежные молитвы Христу и деве Марии, которой я единственно обязан своим освобождением. Надеясь и твердо веря, что я еще вас увижу, я приступил к своему хозяину с настоятельной просьбой научить меня лечить камни в почках, в чем он был большой мастак. Он меня научил, как готовить и соединять ингредиенты… Я жил у старика с сентября 1605 года до августа следующего, потом его заставили поехать к султану, но из этого ничего не вышло: по дороге мой хозяин с тоски умер. Он оставил меня своему племяннику, форменной обезьяне, который перепродал меня сразу после смерти дяди, прослышав, что де Брев, посол короля в Турции, прибыл с распоряжением от султана немедленно отпустить на свободу рабов-христиан. Меня купил ренегат родом из Ниццы, который, казалось бы, должен был относиться ко мне враждебно. Он увез меня в свой темат (так называют имение, которое арендуют у властей, так как народ тут ничего не имеет, все принадлежит султану), в горы, в жаркую пустынную местность».

Обратив этого человека, Винцент десять месяцев спустя отправился вместе с ним на родину. «Мы уплыли на челноке, — пишет Винцент, — и двадцать восьмого июня прибыли в Эг-Морт, а вскоре после этого — в Авиньон, где вероотступника, стоявшего в церкви св. Петра со слезами на глазах и с комком в горле, публично во славу Господа и в назидание всем христианам принял монсеньор вице-легат. Монсеньор оказал мне честь, выказав мне любовь и обласкав за те алхимические тайны, которые я ему открыл и которые, по его словам, имеют для него большее значение, чем si io gli j avessi dato un monte di oro ведь он всю жизнь бился над их разгадкой, и нет теперь для него большей радости… — Винцент Деполь».

Во втором письме с отметкой «январь 1608 г.», посланном из Рима тому е адресату рассказывается, как Винцент де Поль обучал авиньонского вицелегата, у которого он был в большой чести из-за своих спагирических успехов. <(g общем, я по-прежнему в Риме и продолжаю свои занятия, в чем меня поддерживает монсеньор, который выказывает любовь ко мне и желает продвинуть меня по службе после того, как я продемонстрировал ему массу любопытных вещей, каким научил меня старик-турок, мой хозяин в Тунисе. Среди них первый, но не окончательный вариант зеркала Архимеда, искусственная пружина, заставляющая говорить голову мертвеца, которой этот презренный человек обольщал народ, утверждая, что их бог Магомет через эту голову сообщает о своей воле, и тысяча других замечательных хитростей. Мой господин ревниво оберегает все эти тайны и не хочет, чтобы я заговаривал о них с кем-нибудь еще. Он один желает слыть сведущим в таких опытах и несколько раз показывал их его святейшеству и кардиналам».

Несмотря на недоверие к алхимикам и их науке, Жорж Буа признает, что искренность автора писем и подлинность его опытов не вызывает сомнения. «В отличие от ученых, — пишет Буа, — повествующих лишь о своих собственных экспериментах и занятых доказательством своей правоты, Винцент де Поль — свидетель надежный и незаинтересованный, который рассказывает о том, что неоднократно видел своими глазами. Да, он заслуживает доверия, но он человек, а человеку свойственно ошибаться. Он мог ошибиться и принять за золото сплав золота и серебра. Так, собственно, мы и склонны были бы думать, опираясь на современные воззрения и на перенятый со школьной скамьи обычай считать трансмутацию металлов выдумкой. Однако по зрелом размышлении ошибку придется исключить. В письме ясно говорится, что алхимик расплавлял вместе золото и серебро. Так он получал ламинированный сплав из нескольких слоев, разделенных порошком, состав которого не уточняется. Это не порошок философского камня, хотя и обладает одним из его свойств: он производит трансмутацию. Сплав сутки нагревают, и серебро, входящее в состав сплава, превращается в золото. Это золото продают, и всю oпeрацию повторяют. Надо сказать, что металлы определяются очень точно,! Невероятно, чтобы при частом повторении эксперимента и продаже золота купцам столь вопиющая ошибка прошла бы незамеченной. В ту пору в алхимию все верили. Ювелиры, банкиры, купцы прекрасно отличали чистое золото от сплавов золота с другими металлами. Со времени Архимеда все научились распознавать золото по удельному весу. Князья чеканившие монету, могли обмануть своих подданных, но не искусных пробирщиков и банкиров с их весами. Нельзя было не-золото выдать за золото. В 1605 г. в Тунисе, одном из наиболее крупных центров международной торговли, обмануть было так же трудно и опасно, как сегодня в Лондоне, Амстердаме, Нью-Йорке или Париже, где большие платежи золотом осуществляются в слитках. Таковы, на наш взгляд, наиболее веские доводы в поддержку мнения алхимиков об истинности трансмутации».

Этот исключительно алхимический процесс похож на тот, какой 1 описывает в своей книге Пантей — под именем Воархадумии (Voarchadu-mie), — называя получившееся золото золотом двух цементаций. Но Вин-цент де Поль дал лишь описание процесса, не приводя порядка операций и методики работы. Тот, кто сегодня захотел бы его произвести, даже превосходно зная, что за цемент тут используется, потерпел бы неудачу, так как цемент подействует лишь на серебро, а золото, способное трансмутировать сплавленное с ним серебро, надо еще получить. Без предварительной обработки золото в электруме останется инертным и не передаст серебру свойств, которых в естественном состоянии лишено само. В спагирии эта предварительная обработка носит название активации (exaltation) или трансфузии (transfusion), и ее осуществляют с помощью специального цемента, который укладывают слоями (stratification). Первый и второй цемент разные, отсюда понятно, почему Пантей говорит о двух цементациях.

Секрет активации, без знания которого все усилия будут напрасны, заключается в интенсификации — однократной или постепенной — цвета чистого золота посредством Серы несовершенного металла, как правило меди. Путем химической трансфузии медь передает драгоценному металлу свою собственную кровь (son propre sang). Пересыщенное цветом золото становится красным, как коралл, и благодаря минеральным духам (esprits mineraux), в процессе работы выделенным из цемента, передает Ртути серебра недостающую ему Серу. Избыточная Сера передается постепенно под действием тепла. Операция занимает от двадцати четырех до сорока часов в зависимости от сноровки экспериментатора и рабочих количеств вещества. Большое значение имеет режим нагрева — нагрев должен быть постоянным и довольно сильным, но до плавления дело доводить не следует. Если нагрев будет выше допустимого, серебро улетучится, а золото потеряет Серу, которая недостаточно сильно с ним связана.

И наконец, третья операция, которую нарочно опускают в описаниях, так как знающий алхимик не нуждается в особом напоминании, состоит в очистке выделенных веществ, их плавлении и купелировании. Осадок золота оказывается меньше, причем потеря веса обычно составляет от пятой до четвертой части серебра в сплаве. Тем не менее, способ этот очень выгоден.

Скажем попутно, что красно-коралловое золото, полученное одним из рекомендованных способов, может трансмутировать некоторое количество серебра (примерно четверть своего веса) непосредственно, то есть без последующей цементации. И так как невозможно заранее определить коэффициент золотообразования, эту трудность обходят, расплавляя золото вместе с тройным количеством серебра (так называемое квартование) и подвергая обработке ламинированный сплав.

Отметив, что активация в результате поглощения некоторого количества металлической Серы Ртутью золота приводит к значительно более яркой окраске металла, уточним, как, собственно, это происходит. Решающий фактор тут — способность солнечной Ртути удерживать часть чистой Серы при разложении прежде образованного сплава. Так, выделенное из расплава с медью золото всегда в какой-то мере сохраняет окраску {тинктуру, teinture) последней. При многократном повторении операции цвет золота становится интенсивным, после чего оно может передать избыточную окраску родственному металлу — серебру.

Опытный химик, замечает Наксагор, знает, что золото, очищенное двадцать четыре и более раз сульфидом сурьмы, приобретает замечательные цвет, блеск и тонкие свойства. Но в отличие от случая с медью часть металла теряется, так как при очистке Ртуть золота частично переходит к сурьме, в результате Сера оказывается в избытке, и весовое соотношение нарушается. Поэтому данный способ пригоден разве лишь для того, чтобы удовлетворить свое любопытство.

Золото можно активировать, предварительно расплавив его с тройным количеством меди, а потом сплав в виде опилок разложив в кипящей азотной кислоте. Этот способ, пусть трудоемкий и дорогостоящий из-за использования большого количества кислоты — один из самых лучших и надежных. Однако если при плавлении золота и меди вовремя применить сильный восстановитель, операция значительно упростится: не будет потерь вещества и работать станет легче, хотя и в этом случае эксперимент повторяют несколько раз. Изучив различные варианты, исследователь сможет избрать самые лучшие, самые эффективные. Так, ему будет достаточно обратиться к Сере, извлеченной непосредственно из свинца, придать ей не очищая, восковую консистенцию и ввести в расплавленное золото которое вберет в себя чистую часть Серы; но он может избрать железо, к Сере которого золото проявляет наибольшее сродство.

Но довольно об этом. Теперь тот, кто хочет, пусть приступает к эксперименту. Каждый волен оставаться при своем мнении, волен следовать нашим советам или пренебрегать ими — нам все равно. Мы лишь повторим еще раз, что ни одна из операций в этой главе не имеет никакого отношения к традиционной алхимии, их и сравнивать с алхимическими нет смысла. Толстая стена разделяет две науки, непреодолимое препятствие для тех, кто усвоил химические приемы и методы. Мы никого не хотим огорчать, но вынуждены заявить, что спагирику никогда не покинуть колеи официальной химии. Многие сегодня чистосердечно полагают, что решительно отходят от путей химической науки только потому, что особым образом объясняют химические явления, однако по существу их методы не отличаются от методов, критикуемых ими ученых. Людей заблуждающихся хватало всегда, именно о них Жак Тессон написал эти слова, полные истины: «Одни желают добиться успеха в нашем Делании выпариванием, перегонкой и сублимацией, другие — размельчением, все они на ложном пути, впали в заблуждение и трудятся всуе, потому что все эти слова, названия и операции следует понимать иносказательно».

Мы, на наш взгляд, выполнили свою задачу и, насколько возможно, показали, что предшественница современной химии — не старая скромная алхимия, а древняя спагирия, вобравшая в себя элементы греческой, арабской и средневековой алхимии.

Чтобы составить себе представление о тайной науке, полезно присмотреться к труду земледельца или микробиолога, так как условия (conditions) нашей и их работы схожи. Природа предоставляет хлебопашцу землю и зерна, микробиологу — агар-агар и споры, алхимику — необходимую металлическую почву и соответствующие семена. Если будут строго соблюдены все условия (circonstances) для постоянного роста нашей специфической культуры, обильный урожай не заставит себя ждать…

Итак, алхимическая наука, весьма простая с точки зрения используемых материалов и приемов, остается, тем не менее, самой трудной, самой темной в том, что касается точного знания требуемых условий и влияний! В этом — ее таинственная сторона, и на решение этой сложной задачи направлены усилия всех сынов Гермеса.

Автор: Фулканелли

Философские обители — Les demeures philosophales — Издательство: Энигма, 2003 г.

Жюль-Буа о Тифферо из книги «Невидимый мир»

Я сам видел – ego quoque! – этого славного химика Тифферо, который без всяких суеверных теорий приготовил золото – да, именно приготовил золото. И если вы хотите видеть это золото, то можете: оно у Тифферо, в маленькой коробочке.

Нужно заметить, что превращение удалось только раз и притом в Мексике. Но это первое чудо – разве уже не огромный шаг вперед?

Я отправился в Гренелль, в самую глубь Гренелля, на rue de Theatre и отыскал там этого «rara avis»[5]между учеными. Не думайте, что я встретил там какого-нибудь речистого шарлатана. В конце темного коридора, в столовой, загроможденной с утра гладильной доской, среди множества здоровых, веселых ребят, я увидел славного 74-летнего старичка, жаловавшегося, что он нелегко владеет речью. Чтобы нам никто не помешал, он провел меня через крошечный дворик, и мы оказались в узенькой комнате – не то мастерской столяра, не то лаборатории химика.

Склянки с кислотой помешаются там рядом с напильником и молотком. Бритый, седоусый розовый старичок живо достал улыбаясь из ящика стола свои брошюры и притащил главную достопримечательность своего дома – чудесную шкатулочку. Он предлагает вам лупу, и вы видите под одним круглым стеклом маленькие стружки обыкновенного, природного золота, под другим – золото, полученное им самим искусственным путем; всё золото имеет вид кукольных монеток. Рядом с этими образцами, в углублении, лежит странный, блестящий, черный с белым металл. Это – результат неудачных опытов в Европе.

Тифферо, подобно тамбуринисту у Доде, рассказывает, «как это вышло»: «Я был ассистентом по химии в высшей школе, в Нанте, – говорит он, – и превращение металлов с давних пор не давало мне покоя. В 1842 году я отправился в Мексику с массой проектов в голове, с пустыми карманами и прибором для дагерротипии, с помощью которого хотел составить себе состояние. В Мексике сами рудокопы навели меня на мысль. „Вот хорошее, спелое золото, – говорили они, – а вот это ещё не дошло, не дозрело“. Я подумал, что для приготовления золота нужно только быстро, искусственным путем провести тот процесс, который в природе совершается в течение нескольких веков». В самом деле, Тифферо, действуя несколько раз азотной кислотой на восемь или десять граммов серебра в порошке и подвергая их действию солнечных лучей, через двадцать дней создал золото. «Да, золото, вот это самое золото, которое вы видите и которое химик Итасс признал настоящим». Тифферо немедленно возвращается в Париж, чтобы обогатить свою страну этим открытием. Но превращение становится непокорным и не хочет удаваться. «В продолжение сорока шести лет я тщетно прошу ученые академии заняться моим открытием. Все притворяются глухими, без сомнения, из-за нелепой боязни экономических переворотов. Вы подумайте: благодаря моему методу, цена килограмма золота будет 75 франков, тогда как в настоящее время она – 3444 франка! – и, открыв Bulletin de la Societe de Geographie, он прибавил – Вот, смотрите: здесь имеется статья Жюля Гарнье; он утверждает, что золотые россыпи Трансвааля представляют собой результат химической реакции и что металл получился из двухлористой соли, восстановленной выделением азотистого газа. Значит, я действовал так же, как природа!»

Я выразил свое удивление по поводу неудачи попыток, сделанных в Европе. «Думаю, что я нашел причину этих неудач», – отвечал Тифферо. Эволюция минерала, так же как растения, совершается при помощи микробов.

– Эти крошечные труженики непрерывно ведут свою невидимую работу. Известно, что в винных дрожжах ферменты появляются только ко времени созревания винограда, и притом исключительно в тех местностях, где есть виноградники. Во время моих опытов в Мексике ферменты золота, по моему мнению, были занесены в мою лабораторию с соседних золотых и серебряных россыпей. Во Франции культура золота труднее – у нас нет микроба.

Да вот вам еще факт, подтверждающий мою систему: один из моих друзей, архитектор, хранил у себя, завернув в газетную бумагу, монеты в два и в двадцать франков, те и другие вместе сложенные в столбик.

По истечении некоторого времени на окружности двухфранковых монет появился тонкий слой золота. Наверное, это – работа микроба!

– Дело вот в чем: недавно открыли, что особые микроорганизмы разрушают даже типографский шрифт; и вот, попав на бумагу, в которую были завернуты монеты, эти микроорганизмы способствовали эволюции золота… Видите, нужно было бы хорошенько анализировать позолоту наших старинных памятников: быть может, под влиянием дождя и ветра в ней развился какой-нибудь низший или высший металл.

Тифферо говорит об этом и о многих других вещах, и, несмотря на смелость его идей, вид у него самый спокойный и положительный. Впрочем, он изобрел еще плавающий сифон, секундные песочные часы (для яиц всмятку), песочные часы с расчетом на километры (для пушек), гидравлические часы, газометры – и в Гренелле на каждом шагу вы видите его портреты. В общем, это – человек трудолюбивый, честный и бесконечно изобретательный. И кто знает, какую роль в будущем сыграют россыпи Тифферо – гренелльские золотые россыпи!

Жюль-Буа (справка)

Анри Антуан Жюль-Буа (Henri Antoine Jules-Bois), известный также под псевдонимом Жюль Буа (1868–1943) – французский писатель, литературный критик, журналист, оккультист и теоретик феминизма, получивший скандальную известность благодаря своим связям с парижскими сатанистами и декадентами.

Родился в Марселе 29 сентября 1868 года. Уже в юности он оказался вовлечён в литературную жизнь и активно общался с представителями марсельской богемы – социалистами, феминистами и поэтами. В 1888 году перебрался в Париж, где вскоре сделался личным секретарём писателя Катулла Мендеса.

В этот же период он заинтересовался оккультизмом и свёл знакомство с несколькими известными мистиками того времени – Папюсом, Станисласом де Гуайтой, Жозефом Пеладаном и Рене Кайе. Первоначально он сотрудничал с последователями теософии и мартинизма, одновременно публикуя статьи в символистских литературных журналах.

В 1889 году Жюль-Буа познакомился с писателем-декадентом Жорисом Карлом Гюисмансом, чьим верным другом оставался на протяжении многих лет. Отчасти под его влиянием он отошёл от сотрудничества с «христианскими оккультистами», а после того, как в 1893 году Жюль-Буа и Гюисманс открыто поддержали Жозефа-Антуана Буллана, французского священника, осуждённого католической церковью за поклонение дьяволу, его отношения с бывшими друзьями окончательно испортились.

В одной из своих статей Жюль-Буа обвинил де Гуайту в убийстве Булляна, после чего получил вызовы на дуэль и от де Гуайты, и от Папюса. Журналист принял оба вызова; тот факт, что он вышел из обоих поединков невредимым, а пистолет де Гуайты так и не выстрелил, он сам впоследствии объяснял «магическим вмешательством».

Вскоре последовала ещё одна скандальная дуэль: на этот раз Анри Антуан принял вызов от Катулла Мендеса, своего старого учителя, который счёл личным оскорблением статью Жюль-Буа «Конец Мессии», опубликованную в журнале Gil Blas в июне 1893 года и содержавшую нападки на христианство.

 После всех этих событий Жюль-Буа приобрёл столь зловещую репутацию, что даже в некоторых современных исследованиях его характеризуют не иначе как «отъявленного сатаниста». Судя по всему, в этот период он действительно был вхож в круги парижских дьяволопоклонников и, возможно, консультировал Гюисманса относительно некоторых деталей сатанистских обрядов, когда тот работал над романом «Там, внизу».

6 января 1894 года Сэмюэль МакГрегор Мазерс принял Жюля-Буа в свой Герметический Орден Золотой Зари.

После участия в деле Буллана Жюль-Буа занялся литературным творчеством, опубликовав драму «Героические врата Небес», музыку для которой написал композитор Эрик Сати, роман «Вечная кукла», в котором высказывались феминистские идеи, и исследование под названием «Маленькие религии Парижа», посвящённое анализу деятельности парижских оккультных кружков – от люцифериан до «мистических гуманистов».

В этой работе он открыто высказался в поддержку Эжена Вентра и Буллана. В 1895–1898 годах он активно печатается, публикует феминистские романы и пьесы, участвует в конвенциях оккультистов и изучает восточную мистику под руководством Вивекананды. Его книга «Сатанизм и магия», опубликованная в 1895 году и снабжённая предисловием Гюисманса, практически сразу после выхода в свет была внесена в ватиканский Индекс запрещённых книг. Некоторые исследователи считают, однако, что большая часть этого труда представляет собой эксцентрический вымысел и не может использоваться как достоверный источник информации.

В 1900 году Буа вместе с Вивеканандой предпринял путешествие в Индию, однако в итоге отверг восточные практики и внезапно принял решение обратиться в католичество. Перенеся тяжёлую болезнь, он вернулся в Европу, где вновь взялся за литературное творчество и издал книгу «Невидимый мир» (1902).

В 1906 году Жюль-Буа по представлению министерства народного просвещения Франции стал кавалером ордена Почётного Легиона. Позднее он начал дипломатическую карьеру, посещал с миссиями Испанию и США.

1 августа 1928 года он был по представлению министерства иностранных дел Франции возведён в ранг офицера Почётного Легиона.

Последнюю часть жизни Жюль-Буа провёл в США, где активно печатался в New York Magazine, New York Times и других изданиях. В своих поздних работах он критиковал фрейдизм, пропагандировал либеральные идеи. В одном из своих футурологических эссе, опубликованном в New York Times в 1909 году, он верно предвидел установление равенства полов, отток городского населения в пригороды и ряд технических изобретений, таких как мускулолёт. В статьях и эссе, посвящённых общественному устройству, Жюль-Буа пропагандировал идеи феминизма, описывая свой идеал «современной женщины» как женщину, свободную принадлежать самой себе, а не зависимую от мужчины, для которой обязанности жены и матери отступают на второй план.